How We Got Here (or, Who We Are)

Donald Trump now formally occupies what is arguably one of the most powerful seats in the world. On the surface, this may seem like it has very little to do with me or my politics as a Canadian. But when I take a step back, I see the bigger picture. This world is reaching a precipice of sorts, a breaking point, where literally everything is on the line and no one is left unaffected.

I have always been hesitant to oversimplify any social phenomenon, because I believe that important information is inevitably lost in the process. But all complexities aside (for a moment), here are a few considerations to be had:

One. People can essentially be divided into three groups: the haves, the have-nots, and the have-a-lots. Conventional thinking typically reduces all of us to one of the two former groups, but this is misguided. The haves are not entirely responsible for the subjugation of the have-nots, nor are they able to successfully avoid all subjugation themselves. It is the have-a-lots that bear the majority of responsibility in the maintenance of extreme and expansive social hierarchies. This is done for their own benefit, of course. But without the “lot” (which is exponentially larger than the difference between the haves and the have-nots—hence the important addition of this third category), there would be no power.

Two. People may also be divided into two groups: liberal and conservative. But I suggest this division from a more internal psychological perspective than an externally motivated political one. Some of us are naturally and innately more open to new things, more diverse and creative in thought, and therefore more sensitive to others’ experiences (i.e., liberal). The rest are much more closed-minded, more rigid in thought and action, less considerate of others’ experiences, and less capable of imagining themselves standing in the shoes of unfamiliar others (i.e., conservative). Perhaps one extreme is not possible without the other. Or, perhaps one extreme is simply more humane and just.

Three. People can be quickly and comprehensively described by their membership within a single group: their nation. This is the way in which one typically distinguishes him or herself from others in a global community. I am Canadian, and this means something, or at least it’s supposed to mean something. The idea has been perpetuated that our national and cultural identities are at the core of our existence (and even health) as human beings. By maintaining this perspective, however, consider that the primary outcome is the conservation of our differences. Also consider that nationality and culture are human conventions like any other; they too may be surmounted.

People may be more broadly (but perhaps according to some, less meaningfully) described by their membership within another single group: the human race. Homo sapiens sapiens are we all, sharing a measurable degree of similarity that defines us as a species—genetically, physically, and psychologically; and which very importantly distinguishes us from other manifestations of life and consciousness.

Now let us consider the complexities. In the United States, a self-interested have-a-lot has managed to convince many conservative-minded haves and have-nots that their national identity is under attack by terrorists, immigrants, Muslims, and others. (The “lot” is again imperative, because without it there would be no power, and without power there would be no show.) This has been mirrored recently in many other parts of the world, where feelings of nationalism have been intensified by the cultivation of heightened threat perception among those who are powerless. (For another example, consider Britain’s desire to exit the European Union, which has been driven largely by escalating feelings of English nationalism.) Such efforts are possible primarily because of considerations 1 and 3. Class and income-related differences remain robust and vulnerable to exploitation (as they have historically), and they persevere due to the illusion that such differences necessarily create opportunity and stimulate growth for those without. (But what about our intrinsic motivations? Are they futile?) Additionally, people are distracted by a meaningless focus on national and cultural identity, blind to the opportunistic ways of the have-a-lots. The system works because enough of us do not readily consider the perspectives of unfamiliar others or groups of others, remaining resistant to diversity and progress while clinging to our sense of self as highly individuated and inherently (though undeservedly) special. Feelings of nationalism are therefore exacerbated by a lack of perspective-taking and further insulated by mainstream conservative media, all directed and exploited by those at the highest rung of the ladder whose primary pursuit is the preservation of their own power.

The solution? It’s difficult, but it’s possible. We must begin by relinquishing our devotion to national and cultural identities (they simply hold us back), and to traditionalism more generally. Adopting any one mode or motive simply because “that’s how it’s always been” is nonsensical and reckless. We must instead adopt an identity in which we are all conceived as members of the same group: one race, one species. Degrees of have-ness may be unavoidable at this stage of social evolution, but the gap must narrow rather than continue to widen. And we must work tirelessly to open the minds of our children; and of our neighbours who for too long have entertained the same superficial self-indulgence and sense of entitlement as now-President Donald J. Trump. The developing feelings of nationalism observed in the West are suggestive of some sort of collective identity crisis—seeded by fear and manipulated by those who hold all the power but none of the shame or remorse. It’s time to reclaim that power, and to reshape our minds and perspectives such that no one person feels the need to hold any other person back.

Today we must look ourselves in the mirror, each and every one of us—Canadians, Americans, human beings. We must better understand our place in it all, no matter how it is cut or considered, because we all play a role. And we must be accountable in every thought and action. We’re all in this, and we’re in it together, whether we like it or not.

0 thoughts on “How We Got Here (or, Who We Are)”

  1. купить недорого в интернет-магазине

    Насосы для колодцев и скважин: виды и правильный выбор.
    Насосы для колодцев и скважин являются одним из главных элементов системы водоснабжения любого частного дома. Их характеристики должны позволять бесперебойно обеспечивать водой дом, а при необходимости – и полив приусадебного участка, наполнение бассейна и т.д. О их типах, отличиях и их выборе для водоснабжения дома Вы можете узнать из этой статьи.
    Содержание статьи:
    Критерии выбора насосов.
    При выборе насоса для колодца или скважины в первую очередь необходимо учесть расстояние до уровня воды в них. Если оно небольшое – не более 8-9 метров, то можно выбрать поверхностный самовсасывающий насос или глубинный (погружной). Если же до уровня воды более 8-9 м, то практически вариант один – глубинный (погружной) .
    Выбрав тот или иной вид необходимо определиться с его основными характеристиками: высотой напора и производительностью. По этим характеристикам насос подбирают в зависимости от требуемого давления в системе водоснабжения дома и необходимого расхода воды (необходимая минимальная подача).
    Кроме этого, необходимо учесть расстояние от дома до колодца или скважины и гидравлическое сопротивление в трубах, узлах и запорной арматуре (вентилях, кранах и т.д.). Для компенсации гидравлических потерь необходимо выбирать насос с запасом мощности (не менее 10%).
    Типы насосов для колодцев или скважин.
    Можна выделить два основных вида, в зависимости от их расположения по отношению к воде:
    поверхностные; глубинные или погружные.
    Поверхностные устанавливаются возле источника воды или в помещении, а в воду опускается только всасывающая труба с обратным клапаном на конце. В большинстве случаев, для пуска такого насоса всасывающая труба и сам он должны предварительно заполняться водой.
    центробежными (вихревыми) без эжектора, одно- или многоступенчатыми; самовсасывающими, со встроенным или вынесенным эжектором.
    Поверхностные центробежные насосы без эжектора могут всасывать воду из колодца или скважины с глубины не более, чем 7-8 м. Перед их пуском обязательно необходимо заполнить всасывающую трубу водой, так как если в трубе будет воздух, он самостоятельно ее закачать не сможет. Поэтому, при использовании таких поверхностных насосов на всасывающей трубе, опускаемой в воду, обязательно необходимо установить обратный клапан, чтобы вода из системы при неработающем насосе не уходила обратно. Если клапан будет держать нормально, то всасывающая труба будет постоянно заполнена водой и при последующих пусках её уже не надо будет заливать. Кроме этого, во всасывающую трубу во время работы не должен попадать воздух.
    Одноступенчатые центробежные модели отличаются простотой конструкции, надежностью и невысокой ценой. Но они отличаются и довольно высоким уровнем шума при работе. Многоступенчатые агрегаты такого типа отличаются более низким уровнем шума и меньшим энергопотреблением, при тех же параметрах подачи и напора что и одноступенчатые. Такие п оверхностные насосы для колодцев или скважин без эжектора осуществляют подачу воды благодаря специальной многоступенчатой конструкции гидравлической части. Они практически бесшумны, имеют больший КПД, что является их преимуществом .
    Самовсасывающие поверхностные насосы могут быть со встроенным или вынесенным эжектором, который позволяет им подымать воду с глубины большей за 8 м. Встроенный эжектор позволяет всасывать воду, даже если в трубе есть воздух. Такие насосы обеспечивают подъем воды из скважины или колодца за счет разряжения. Их недостатком является то, что они дороже обычных центробежных (вихревых) агрегатов, а также то, что у них относительно высокий уровень шума и поэтому их целесообразно устанавливать в специальном помещении вне дома.
    Модели с вынесенным эжектором практически бесшумны, так как эжектор располагается в колодце или скважине. Они могут поднимать воду с глубины до 45 м, но они более сложны в монтаже и капризны в работе. К тому же, они очень чувствительны к механическим примесям в воде (песок, ил)
    Одной из важных характеристик при выборе насоса любого вида – это его номинальная подача (м 3 /час) и напор. Большинство из поверхностных насосов для водоснабжения частного дома имеют подачу в пределах 4 – 8 м 3 /час и максимальный напор до 55 м.
    Как правило, именно поверхностные насосы входят в стандартный комплект насосной установки для дома – “безбашенки”.
    Погружные (глубинные)
    Как уже говорилось, когда уровень воды в скважине или колодце ниже 8-9 метров, то для подачи воды в систему водоснабжения дома необходимо выбирать только погружной (глубинный) насос. Хотя его вполне можно использовать и при меньшем уровне. Для подачи воды он полностью погружается в воду. Забор воды может осуществляться сверху или снизу.
    При сезонных понижениях уровня воды необходимо следить, чтобы погружной (глубинный) насос всегда был в воде, иначе он выйдет из строя и придётся покупать новый. Этого недостатка лишены модели погружных насосов со специальными “поплавками” – поплавковыми выключателями, которые отключают их при критическом снижении уровня воды и предотвращают тем самым выход из строя.
    Установка и монтаж глубинного насоса.
    Глубинный (погружной) насос с помощью переходников и хомутов подсоединяется к трубе, подающей воду непосредственно в дом или к “безбашенке”. Выше насоса обязательно устанавливают обратный клапан того же внутреннего размера, что и труба или большего – для уменьшения гидравлического сопротивления. На корпусе обратного клапана есть стрелка направления потока воды, чтобы не ошибиться при его установке – стрелка должна быть направлена вверх – по направлению движения воды. Если обратный клапан не установить, то при выключении насоса вода из системы будет уходить обратно в колодец или скважину, так как клапаны самих насосов не всегда надежно удерживают воду в системе.
    Обычно сейчас для подачи воды из скважин или колодцев используют различные пластиковые жёсткие или гибкие армированные трубы . Для водоснабжения дома необходимо использовать трубы из так называемого пищевого пластика и рассчитанные на максимальное давление, которое будет в системе водоснабжения дома с достаточным запасом прочности. Кроме этого, обычно, они требуют стабильного напряжение в электросети ( + – 5%). Как правило, обязательно необходимо устанавливать обратный клапан и защиту от сухого хода (поплавковая система, датчики уровня или другие защитные устройства).Почему не работает глубинный насос?
    Какой насос выбрать для водоснабжения дома?
    Сейчас в продаже имеется большое разнообразие насосов для скважин и колодцев разных производителей (как зарубежных – Pedrollo, Grundfos, Calpeda, Wilo, так и отечественных) под самые различные условия эксплуатации и требования. В последнее время много на рынке и китайской продукции. Поэтому без труда можно подобрать оптимальный вариант в соответствии с необходимыми характеристиками, качеством и приемлемой ценой. При этом лучше всего ориентироваться на известного надежного производителя, но такие модели, как правило, дороже или можно посоветоваться со знакомыми, с теми кто уже имеет опыт эксплуатации тех или иных насосов подешевле.

    Источник –
    насос скважинный vodotok
    насос для водопада для пруда
    Также, рекомендую – насос vodotok и
    насос для пруда купить

    Your comment is awaiting moderation.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *